tim

Малое алматинское ущелье

Только-только началось утро, солнце еще не взошло, позади — всемирно известный в конькобежных кругах высокогорный каток Медео, впереди — популярный горнолыжный курорт Чимбулак, слева — гондольная дорога, справа — автомобильная дорога, непосредственно под ногами — противоселевая плотина. Здесь сейчас никого, очень тихо и уютно. Но схожу-ка я сегодня вооон к тем самым дальним высоким горам, посмотрю, что там есть полезного!

Час с небольшим — и вот я на Чимбулаке. Вершины уже освещены, но гондолы еще спят.

Я теперь подхожу к местечку со сказочным названием «Ворота Туюк-Су». «Тұйық су» по-казахски буквально означает «замкнутая вода»; словарь дает значение: «стоячая вода»; должно быть, в нашем контексте смысл такой примерно: «зажатая с двух сторон река». Именно этим путем тысячелетиями с чудовищным ревом проносились невообразимой мощности селевые потоки, иногда доходившие до теперешнего месторасположения центра Алматы и оставившие там свои грозные памятники в виде огромных обкатанных валунов, например, рядом с гостиницей «Казахстан». Но уже много десятилетий городу не страшен сель, в том числе, благодаря грандиозной противоселевой плотине, с которой я фотографировал еще час с небольшим назад. О том, как выглядит сель и как строилась плотина, смотрите во ВКонтакте в моей группе «Алматы тогда и сейчас» документальный ч/б фильм под названием «Медео — дни и ночи мужества». А я пока иду дальше и выше.

Вот прямо вот где-то вот именно вот здесь вот в прошлом веке эстонцы сняли фильм «Отель 'У погибшего альпиниста'» по детективно-фантастическому роману Стругацких. Посмотрите и сравните, как эти места выглядели тогда и как нынче, ну и вообще, фильм прикольный.

Из земли торчит неведома труба и из нее под большим давлением бьет струя воды. Так появилась гигантская сосуля имени Валентины Ивановны.

Горы почти смыкают свои каменные объятья, тут уже высота — и ели коренастее, и облака ближе.

Как это все-таки удивительно: в городе еще теплынь, градусов 15, на многих деревьях зеленые листья, а тут уже вовсю зима. Я пока очень легко одет — на подъеме не замерзнешь, когда нет встречного ветра.

Время есть и по пути я решаю зайти на мемориал погибшим альпинистам, кажется, так он раньше назывался. С дороги его почти не видно и если не знать, что он где-то здесь, то запросто можно пройти мимо. Вон там, между деревьями, видны ступеньки.

Сюда приходят помянуть своих родных и близких круглый год, погода в горах очень переменчива, поэтому создатели мемориала соорудили необходимые и достаточные лавочки: деревянные, чтобы не мерзнуть; полукругом под кроной елей, чтобы было сухо, когда дождь или снег; коричневой гаммы, чтобы в тон.

Лестница ведет к нагромождению камней, мимо таблички и барельефа.

На барельефной плите из красного гранита — выполненные из чугуна ледоруб с веревкой; три цветка эдельвейса, символа мужества, силы и красоты; и надпись на казахском и русском языках.

У подножия вершины с громадами суровых скал, среди угрюмых деревьев и жесткой травы покрытой снегом, лежат когда-то остановившиеся холодные камни, а на них — памятные таблички о людях, навсегда оставшихся с горами. Всматриваясь в эти таблички, я испытывал чувство неловкости, как будто заглядывал в чужие окна. Но в них так пронзительно отражалась красота дикой природы, что я осознал, что им нечего скрывать и что я понимаю этих людей — они тоже любили горы. И я прочел все имена и прикоснулся к каждому камню, чтобы отдать им немного своего тепла и взять то, что они оставили для меня.

На елях вокруг мемориала живут ручные белки. Одну из них я попытался покормить сухой веточкой (опыт есть: смотри, например, мой отчет про Прагу).

Но она предпочла орехи из кормушки.

Белый флаг, белый голубь, белый лист бумаги, белое платье, белые стены. Белый цвет — символ мира, спокойствия, чистоты. Подсознательно и по привычке снег не внушает страха. Однако именно из-за снежных лавин в горах гибнет больше всего людей. Я очень боюсь лавин! Перед каждым выходом в горы обязательно читаю-перечитываю статьи или главы книг про безопасность, например, на Скитальце. А если иду куда-то в незнакомое место, то к тому же изучаю окрестности по топологической карте на Викимапии. В этом режиме на карте показаны линии высот — это очень удобно, можно вычислить крутизну склона. Лавиноопасность определяется множеством факторов, из них первые: крутизна склона и глубина снежного покрова. Там, куда я сегодня иду, скорее всего, будет безопасно, потому что снега еще мало и потому что мой маршрут не будет проходить по-под крутыми склонами. Так что с почтением я прохожу мимо этого знака:

Вверху — освещенные солнцем скалы. Днем вода заполняет трещины и, превращаясь ночью в лед, увеличивается в объеме примерно на 9%. Вот так, ледяными клиньями, вода непрерывно колет и крошит скалы. Ночью камни держатся, а вот с появлением солнца оттаивают и все приходит в движение. Поэтому здесь лучше не задерживаться, быстро и внимательно прохожу такие участки.

Точка в правом нижнем золотом сечении фотографии — скалолаз, готовящийся к взятию стены.

Увеличенное изображение, фигура — в той же окрестности.

Я дошел до верхней плотины, называется: «Мынжылки», высота 3100 метров над уровнем моря. Чуть ниже центра фотографии, прямо под плотиной, видны домики одноименной метеорологической станции. Кроме этой в Алматы есть еще 4. Данные со станций в реальном времени поступают в центр Алматыметео, где обрабатываются и служат исходным материалом для формирования прогнозов погоды. Фактическую погоду прямо сейчас с этих станций можно посмотреть на странице Алматыметео. На станции Мынжылки множество хитрых дивайсов, черный кот, биллиардный стол и много другой прикольной всячины. Виртуально заглянуть туда и познакомиться с суровыми метеорологами можно благодаря статье на Vox Populi. А я сейчас поднимусь на эту плотинку и сразу направо, на склон.

Похоже, те самые дальние высокие горы, которые на самой первой фотографии с нижней плотины около Медео. Те же горы, только с боку.

Вот, что значит юго-восточный склон — снега вообще нету! Есть только странного вида скалы. На всякий случай через каждые 10 шагов верчу головой и постоянно прислушиваюсь, и вообще стараюсь держаться от них на расстоянии — не известно, чего от них можно ожидать :-)

Вообще то, я уже около 5 часов на ногах, всё вверх и быстрым темпом. Уже тяжело. Наконец-то вроде бы и перевал! Здесь уже не совсем солнечная сторона, поэтому лежит снег. Вот мои ходильные палки и следы, идущие снизу. А вокруг — потрясающая панорама! Просто цирк какой-то! Кажется, он так и называется, цирк Туюк-Су. Внизу слева видны ниточки дорог; в верхней части фотографии самая правая вершина — Туюк-Су; слева от нее гроздь, похожая на гребешок, — вершина Иглы Туюк-Су; сразу после игл левее провальчик такой — перевал Туюк-Су; внизу у подножия в центре — ледники Иглы Туюк-Су и Туюк-Су. Есть еще река, но ее сейчас не видно. Ну, как она называется? А вот и не угадали! Она называется Малая Алматинка! :-)) Остальные вершины цирка тут не видны, но можно ознакомиться с названиями, если интересно, на mountain.kz, нижняя картинка кликабельна и увеличиваема.

Пора уже сообщить, что я планировал подняться на перевал Титова. Но то, что я, одолев склон, принял за перевал Титова, оказалось вроде бы перевалом, но не Титова, а не известно, кого. Радостный, я поднимаюсь на этот перевальчик и вижу, что за ним — опять малоалматинское ущелье, из которого я, собственно, только что и поднялся, а никак не ущелье Горельник, как должно быть по всем правилам. Да, это явно не перевал Титова!.. А перевал Титова — явно еще дальше и выше, я его уже вижу.

Здесь сейчас снег и крайне ветрено. Срочно надеваю пуховик. Периодически у меня на глазах, метрах в ста прямо посреди чистого неба над ущельем, образуются небольшие облака, — это совершенно удивительное зрелище! Я уже устал, один, в незнакомом месте. Если набегут облака и видимость исчезнет, можно начать плутать, это опасно. В общем, я решил объявить привал. Выбрал небольшую скалу, выкопал с подветренной стороны в глубоком снегу яму, расположился в ней поудобнее и заварил чай. Еды у меня было: немного кураги, пригоршня орехов и пара конфет.

Чай и еда утроили силы и я (такое у меня впервые) решаю после обеда продолжить путь вверх. Вот он, впереди, перевал Титова, час-полтора ходьбы.

Последние метры перед перевалом. Скалы такие чудные!

Всё! Я наверху! 3630 метров над уровнем моря! Как потом оказалось, 1А категория трудности (самая простая, но, все же, уже категория)! Урааа!

Что тут видно? Это в целом называется «ущелье Горельник». Внизу слева видно озеро, покрытое снегом. В верхней части фотографии видна дымка — это город.

Какие все-таки тут скалы удивительные! Вот этот массив похож на гистограмму наблюдений.

Я сейчас на перевале Титова, а вот путь к пику Титова!

Тут уже вообще холодный и сильный ветер, пришлось окончательно утеплиться — надеть шерстяную шапку.

Вот как аккуратно солнце, воздух и вода нарезали скалы.

В расщелине ютится некий горемыка. Хотя, может быть, ему здесь, наоборот, самое то.

Спускаюсь. Вооон плотина, от нее вниз к нижней плотине на Медео еще часа два с половиной ходу.

Сегодня я прошел в общей сложности около 22 километров, набор высоты составил около 1940 метров (высота 600-этажного дома). По времени получилось около 10 часов. Когда спустился к остановке, непрерывно и очень смешно тряслись колени :-)

В заключение хочу порекомендовать вам потрясающе в лучшем смысле слова пафосный фильм «Искушение в пределах дозволенного», он короткий, но очень правильный.

А вот еще как выглядят специальные альпинистские карты (третье изображение), и как их читать!




6 ноября 2011


К списку отчетов
Хотите что-нибудь спросить или рассказать? Пишите.